Цены на нефть: Арабские шейхи заставляют Вашингтон поступиться принципами

Цены на нефть: Арабские шейхи заставляют Вашингтон поступиться принципами

США запретили импорт российской нефти и газа, хотя объемы поставок там были и так небольшие, при этом пытаются договориться с Венесуэлой, Ираном и ближневосточными странами. Судя по всему, пока эти попытки не очень успешны.

Если глава Венесуэлы Николас Мадуро принял представителей США и обсудил с ними возможность экспорта венесуэльской нефти, хотя ни о каких конкретных договоренностях информации пока и нет, то Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты разговаривать с Вашингтоном вообще отказались.

«Белый дом безуспешно пытался организовать звонки между президентом Байденом и фактическими лидерами Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, поскольку США работали над созданием международной поддержки Украины и сдерживанием роста цен на нефть», — пишет газета The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники в этих странах.

Примечательно, что несколько дней назад состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом Бен Сальманом Аль Саудом, в ходе которого отмечалось, что участницы ОПЕК+ «последовательно выполняют взятые на себя обязательства, способствуя обеспечению стабильности на мировом нефтяном рынке». Стороны договорились и далее координировать свои подходы в рамках этого формата.

Аналогичный разговор состоялся и с Наследным принцем Абу-Даби, заместителем Верховного главнокомандующего вооружёнными силами Объединённых Арабских Эмиратов Мухаммедом бен Заидом Аль Нахайяном.

«Обсуждён ход реализации договорённостей в формате „ОПЕК плюс“. Подчёркнуто намерение продолжить координацию двух стран в интересах поддержания стабильности на мировом энергетическом рынке», — сообщает пресс-служба Кремля.

Тем временем нефть продолжает дорожать, на утро 9 марта цены на нефть марки Brent выросли на 2%, превысив $130. Однако пока ОПЕК не принимает никаких решений, так как по словам генерального секретаря ОПЕК Мохаммеда Баркиндо, «ситуация меняется ежечасно». Глава альянса отметил, что ОПЕК не является политической организацией и старается находиться в стороне от политики.

«Мы также продолжаем работать над тем, чтобы деполитизировать поставки нефти… Между нами могут быть разногласия, но, пожалуйста, когда вы приходите в секретариат ОПЕК или встречаетесь виртуально, оставьте их в стороне», — заявил он на международной энергетической конференции CERAWeek.

Глава ОПЕК считает, что мировая энергетика не должна быть заложницей политических и иных разногласий. Пока он не видит нехватки нефти на рынке, однако признает, что не все участники альянса могут сейчас в полной мере выполнять договоренности по восстановлению добычи нефти, так как «свободные добывающие мощности в ОПЕК очень быстро сокращаются».

Как считает заместитель главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов (ИЭФ) Алексей Белогорьев, США сейчас ищут на рынке дополнительные свободные мощности по добыче, чтобы заместить российскую нефть.

— Прицел не на те объемы, которые выпадают из-за запрета на импорт в США, это более масштабные планы по расширению эмбарго на поставки, прежде всего, сырой нефти.

С одной стороны, ситуация для США сейчас благоприятная, потому что дефицит предложений, который был вес прошлый год и еще держится в первом квартале, по большинству прогнозов со второго квартала (начиная с апреля-мая) сменится на профицит. То есть предложение будет превышать спрос, но это небольшой профицит.

«СП»: — Откуда возьмут дополнительную нефть?

— Есть несколько источников. Можно открыть свободные мощности, прежде всего, Саудовской Аравии и ОАЭ, в меньше степени других стран Персидского залива. Здесь есть небольшая проблема: администрация Байдена в прошлом году довольно сильно испортила отношения, прежде всего, с Саудовской Аравией.

Саудовская Аравия явно пока не горит желанием присоединяться к антироссийским санкциям. Тем более что она крайне недовольна возможной ядерной сделкой с Ираном. Не очень понятно, как она будет вести себя дальше. Пока не совсем ясно, смогут ли США договориться с ней. Скорее, пока нет.

Второй источник — Венесуэла и Иран. Для обеих стран надо смягчать санкции, отменять эмбарго на экспорт нефти. Это возможно сделать. В случае с Ираном есть условие ядерной сделки, это обсуждают.

В случае Венесуэлы пока не очень понятно, что будет требовать Мадуро, по крайней мере, в последние месяцы он не хотел идти на уступки. Не совсем ясно в обмен на что США будут сокращать санкции, чего они добьются от Мадуро, от Венесуэлы. Есть некие противоречия. В любом случае США будут стараться в ближайшее время смягчить санкционной режим.

Третий источник — сами США. Это рост сланцевой добычи, но здесь чуда не будет. Добыча растет, особенно на фоне высоких цен, но производители по-прежнему в основном заняты выплатой долгов, увеличением денежного потока и не очень стремятся инвестировать, поэтому взрывного сланцевой добычи пока никто не ожидает.

США, думаю, будут двигаться по всем трем направлениям. Может, попытаются стимулировать собственную добычу, хотя пока конкретных инициатив нет. В любом случае заместить на рынке весь российский объем возможностей нет. На 1−1,5 млн. баррелей можно постараться.

«СП»: — Если США удастся продавить и арабские страны, и Венесуэлу, и Иран, как это отразится на сделке ОПЕК+?

— Судьба ОПЕК+ в основном зависит от Саудовской Аравии, потому что в основе сделки лежит договоренность двух стран — Саудовской Аравии и России. Россия, понятно, сама не будет отказываться от соглашения, а как поведет себя Саудовская Аравия, сказать сложно. Это вопрос торга с США. Там много противоречий. Саудовская Аравия будет требовать что-то для себя. Вполне вероятен такой обмен, что Саудовская Аравия раскупоривает свои свободные мощности, увеличивает добычу в обмен на то, что США сохраняют санкции против Ирана и отказываются от ядерной сделки. Это возможный вариант.

Сейчас прямой угрозы ОПЕК+ не видно, но как поведет себя Саудовская Аравия через месяц, не знаю.

«СП»: — Чем это чревато для России?

— Для России сейчас основная проблема не вертикальные санкции США, а горизонтальные — стихийный бойкот со стороны отдельных трейдеров, в том числе крупных, страховщиков в адрес судов и т. д., которые отказываются от закупок нефти, ее перевозки, страхования и прочее. Это довольно серьезная проблема. По отдельности ограничения большой роли не играют, но все вместе одномоментно — это эффект довольно сильный.

Мы сейчас столкнулись с сокращением физических поставок, в данном случае санкции США играют довольно второстепенную роль. Что делать, сейчас — неясно. Как быстро этот бойкот пройдет, непонятно. Он сейчас наиболее болезненный. Кроме ограничения физических поставок, он привел к беспрецедентному росту дисконта на российскую нефть. С одной стороны, это повышает ее конкурентоспособность на рынке, с другой — мы теряем доходы.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.