Кто наживается на росте цен на еду, бензин и одежду?

Инфляция замедляется, рубль рекордно укрепился, а доллар стал дешевле, чем был ещё год назад. Казалось бы, всё это должно положительно сказаться на кошельках россиян. Но не тут-то было: взлетевшие в марте цены на потребительские товары не только не возвращаются к прежним отметкам, но и продолжают расти.

Кто наживается на росте цен на еду, бензин и одежду?

Парадоксально, но факт: дорожать продолжают прежде всего товары российского производства. Причём те из них, которые очень мало или же вовсе не зависят от импортных составляющих и курса валют. Самые яркие примеры – гречка и бензин. Оба эти продукта за последние недели в оптовом звене даже подешевели! Только вот простым потребителям радости от этого не много. Зато нефтяники, ретейлеры и чиновники радостно потирают руки.
Двойная прибыль Возьмём для примера бензин. Так, по данным Московской топливной ассоциации, в апреле средневзвешенная стоимость А-92 на столичных заправках составляла 47,83 рубля за литр, на А-95 – 53,04 рубля. По состоянию на 6 июня А-92 стоил 47,80 рубля, А-95 – 53,02. При этом биржевая стоимость бензина на внутреннем рынке падает, с начала года топливо потеряло в цене уже 30%. На оптовом рынке литр 92-го сегодня стоит всего 26,9 рубля.
Почему же следом не падают розничные цены? Ответ прост: само устройство отечественного топливного рынка, а также механизмы госрегулирования, действующие уже много лет, не позволят ценам на АЗС пойти вниз.
Поясним: в 2019 году в России для цен на топливо начал действовать так называемый демпферный механизм. Суть его в том, что, когда цена на внешнем рынке растёт, государство доплачивает неф­тяникам за то, чтобы они не поднимали цены внутри страны. Таким образом, нефтяные компании продают топливо на внутреннем рынке без потерь для себя. С другой стороны – когда цена на внешних рынках падает и продавать топливо в России становится выгоднее, неф­тяники должны платить в бюджет дополнительные отчисления.
Сегодня из-за санкционного давления ситуация перевернулась с ног на голову. На внешних рынках цены высокие, а внутри страны цены падают, но при этом государство всё равно выплачивает нефтяникам полагающиеся субсидии!
«Когда вы долгое время приучаете участников рынка к тому, что цены поднимать нельзя, то они учатся не только их не поднимать в той степени, в которой это необходимо, когда растут оптовые цены. Они также учатся их не опускать, когда цены падают. Соответственно ценообразование превращается фактически в управляемое со стороны регулятора», – отмечает руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов.
В итоге получается, что неф­тяники продают свой товар задорого на внешних рынках, держат цены внутри страны, да ещё и сверху получают субсидии от государства. Потому нынешняя ситуация позволит нефтяникам отбить все убытки прошлых лет, когда АЗС работали на грани рентабельности. Казалось бы, самое время правительству вмешаться в ситуацию и изменить правила игры. Но стоит ли на это надеяться? Гречневые грешки Похожая ситуация складывается и с самой востребованной в стране крупой – гречкой. В оптовом звене к концу мая цены на неё упали на 13% по сравнению с максимумами, фиксировавшимися в марте на волне ажиотажного спроса. Другое дело – цены, с которыми столкнулись покупатели в магазинах. В марте розничная цена гречки доходила до 200 рублей за килограмм, а сегодня крупные ретейлеры торжественно объявляют о снижении цен, выставляя крупу по 100 рублей за кило. Вполне сгодится для красивых отчётов о снижении цен в 2 раза.
А теперь посмотрим на оптовую цену крупы. «Если оптовая закупочная цена за килограмм гречки составляет 60 рублей (очевидно, имеется в виду какой-то конкретный регион. Например, в Алтайском крае гречка в опте стоит около 53 рублей за кило. – Ред.), а в магазине 800 граммов продукта нам продают за 120. Сразу видно, что продавец заложил в цену большую выгоду», – негодует депутат Госдумы Роман Яковлев.
Впрочем, госрегулирование в этой сфере, как и в случае с нефтяниками, едва ли принесёт свои плоды. Крупнейшие агрохолдинги и ретейлеры зачастую не только являются монополистами, но ещё и принадлежат близким к власти олигархам. Так, крупнейший агрохолдинг «Русагро» контролирует бывший сенатор Вадим Мошкович, считающийся человеком, близким к спикеру нижней палаты парламента Вячеславу Володину. «Людьми Володина» принято называть и братьев Наурузовых, контролирующих холдинг «Ресурс». А крупнейшим акционером X5 Retail Group (сеть магазинов «Пятёрочка», «Перекрёсток», «Карусель») является Альфа-Групп Михаила Фридмана.
При таком раскладе неудивительно, что даже прокурорские проверки не дали существенных результатов. Ещё в начале мая крупнейшие представители продуктового ретейла потребовали от поставщиков снизить цены на свою продукцию в связи с укреплением курса рубля. Те, в свою очередь, заявили, что никакого значительного повышения цен и не было. В результате к разразившемуся скандалу подключилась Генпрокуратура, потребовавшая объяснений от… производителей.
Результатом этого распиаренного разбирательства явилась отписка из Рус­продсоюза, Союзмолока, Национальной мясной ассоциации и «Русбренда». В ней Генпрокуратуру заверяли, что с ценами на продукты всё в порядке – дескать, даже в ООН теперь отмечают рост индекса цен на продовольствие на 12,6%. Да и вообще транспортные проблемы в мире усугубились, а у нашей продукции велика импортная составляющая. Какое отношение всё это имеет к той же гречке, сахару и соли, которые практически на 100% имеют отечественное происхождение, непонятно. Но больше в Генпрокуратуре вопросов не задают.
Продукты меж тем продолжают дорожать. Показательный пример: по данным Росстата, инфляция в период с 21 по 27 мая остановилась и находилась на нулевом уровне. А вот цены на рис за этот период выросли на 0,7%, на соль – на 0,6, на мясные консервы для детского питания – на 0,8%.
Кстати
На этом фоне тенденции на рынках непродовольственных товаров, которые подчас действительно критически зависят и от импортных поставок, и от логистики, и от курса валют, выглядят куда лучше. Так, в Wildberries отмечают снижение цен на смартфоны: в частности, по сравнению с мартом стоимость некоторых моделей снизилась более чем на 30%. И это связано исключительно с укреплением рубля.
Также ретейлер констатирует снижение цен на стиральные машины – на 20%, холодильники – на 15%, варочные панели – на 22%.
Подешевели и ноутбуки. Например, Honor MagicBook X14 сегодня обойдётся в 46–47 тыс. рублей, что на 8% ниже февральских цен. Правда, такое снижение скорее исключение из правил. Дешевеющие нынче смартфоны и телевизоры в марте подорожали на 70–80%, а дешевеют сегодня от силы на 30–40%. Так что по факту нынешнее снижение цен правильнее было бы называть коррекцией их роста.
Схожие тенденции происходят и в Fashion-ретейле. Например, устроившие распродажу магазины Marks & Spencer, заявив об уходе с российского рынка, анонсировали скидки до 50%. Однако при этом «забыли» упомянуть, что в марте цены на весь ассортимент уже взлетели на 30–50%. Кстати, в официальном релизе компании, где говорится об уходе из России, указывается: поставки в нашу страну не осуществляются с марта. Почему же тогда выросли цены? Ведь логистика и падение рубля уже не могли коснуться тех партий, которые к тому времени уже продавались в магазинах.
Не смог укрепившийся рубль снизить и стоимость зарубежных туров. Рост цен на пакетные туры в Турцию в мае составил около 71%, сообщает портал Турпром со ссылкой на турецкие СМИ. Подорожало не только размещение в отелях, но и цены в ресторанах, а также стоимость авиаперевозок. Причиной тому – рекордная инфляция в 73,5% в самой Турции.
Источник

Updated: 16.06.2022 — 12:50

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.