Первый зампред ВТБ: футбол оказался более сложным бизнесом, чем большинство других, с которыми мы работаем

Юрий Соловьев рассказал о планах «Динамо», работе с агентами и молодыми талантливыми игроками

Первый зампред ВТБ: футбол оказался более сложным бизнесом, чем большинство других, с которыми мы работаем

Юрий Соловьев Фото: Пресс-служба Московское «Динамо» и его болельщики за последние десятилетия прошли через массу испытаний, включая первый в уже почти столетней истории клуба вылет из высшего дивизиона отечественного футбола. Поэтому видеть «Динамо» не просто на второй строчке турнирной таблицы РПЛ, а в статусе чуть ли не единственного легитимного преследователя признанного гегемона внутреннего первенства, санкт-петербургского «Зенита», так непривычно.

Глава проекта под условным названием «новое «Динамо» — председатель совета директоров принадлежащего ВТБ клуба, первый зампред банка Юрий Соловьев в интервью «Интерфаксу» он рассказал, каковы планы «Динамо» на оставшуюся часть сезона, как выстроена вертикаль власти в клубе и каким он видит его будущее с точки зрения развития инфраструктуры.

— Последние медали в истории «Динамо» завоеваны в 2008 году, серебро — в 1994 году, а чемпионство — в 1976 году. Сейчас клуб впервые за долгие годы претендует на самые высокие места, что само по себе для «Динамо» уже очень большое достижение. Какую задачу вы ставите на весеннюю часть турнира — закрепиться на втором месте, побороться с Зенитом за титул? «Динамо» готово к чемпионской гонке?

— Когда мы взяли на себя управление клубом два с половиной года назад, большое внимание уделили стратегии, чтобы найти свою собственную философию и точнее передать дух команды. «Динамо» — это сила в движении, сила в единстве. Это должно было найти отражение на поле. Я тогда встречался с активом фанатского движения, они подарили мне персональный динамовский шарф с надеждой на то, что «Динамо» завоюет высокие места и титулы. Это было трогательно, потому что клуб действительно долго не показывал высоких результатов. Мы как владелец и главный спонсор команды несем ответственность за развитие клуба, для нас это большая честь. Мы действуем очень последовательно, осторожно, но уверенно. Мы нацелены на долгосрочное развитие команды, ее игры. Развитие — это, наверное, ключевое слово. И за эти 2,5 года мы показали, что команда развивается по всем направлениям.

Тренерский штаб, спортивный штаб в полной мере разделяют эту философию и подход, не раз сами говорили, что наши приоритеты — обеспечить развитие игроков и команды в целом, совершенствовать навыки футболистов, проводить системную работу с молодыми талантами. Результаты футбольные станут следствием, логичным продолжением этой кропотливой работы. То, что клуб сегодня борется за первое место — это отлично. Это даже превосходит нашу плановую стратегию, и, возможно, ожидания большинства членов футбольного сообщества, но при этом служит отличной мотивацией как для футболистов, так и для всех, кто работает с командой. Мы все видим, что наша работа приносит результат, это очень важно.

Знаете, у динамовских болельщиков есть выражение «вера тверда», а вера укрепляется именно через достижение таких результатов. Что мы ждем весной от клуба, в том числе и я? Качественного привлекательного футбола, самоотдачи в каждом матче, желания побеждать, бороться. У нас тут общее видение с главным тренером, со спортивным штабом. Текущая стратегия клуба — это выходить и показывать максимум в каждом матче. Наша цель не изменилась — выйти в еврокубки и достойно выступить на европейской арене.

— Но это подразумевает определенные места и во внутреннем чемпионате.

— Это подразумевает определенные места, о них можно говорить, но пока мы свою задачу определяем именно в таком виде. Мотивационная модель и клуба, и управляющей команды тоже направлена на ее решение.

Стратегия клуба расписана по большому количеству направлений. Для каждой управленческой команды стоят четкие КПЭ. Например, есть свой внутренний комплект КПЭ для тренерского штаба: и мы долгое время по четырем-пяти из этих КПЭ были командой номер один в лиге на протяжении первой половины сезона. Соответственно, тренерский штаб справляется с поставленными задачами. Эти КПЭ — отражение того футбола, той философии, которую мы хотим видеть. Вертикальный футбол, интенсивный, зрелищный, красивый, нацеленный на удары по воротам. И так мы подходим ко всему, от бренда до технологической трансформации клуба. Это важно понимать, поскольку очень много фундаментальных процессов нам пришлось перезапустить.

— 2020-е годы среди прочего характерны еще и тем, что столетние юбилеи футбольных клубов идут один за другим. «Динамо» ставит перед собой задачу именно в 2023 году выйти на пик, или привязки к юбилею нет?

— Да, 2023 год — год столетия клуба, особенный момент. Выиграть титул в год столетия, да просто выиграть титул — для нас это мечта. Но все же самое важное в том, что мы нацелены на долгосрочное развитие клуба, а не на краткосрочные результаты. Нам важно, чтобы «Динамо» по праву занимало лидирующие позиции, боролось за призовые места регулярно, каждый сезон. А разогнаться, добиться цели, а потом уйти в небытие — это неинтересно.

— Такое тоже бывало в нашей современной истории.

— Очень много примеров и в нашей лиге было, и, например, в АПЛ. Бывали клубы одного сезона, как компании-«однодневки» бывают, а у нас все-таки поступательный долгосрочный подход. Никто не должен сомневаться в том, что мы сделаем все для того, чтобы в год столетия клуба его выступление было достойным. Мы долго жили не победами, а воспоминаниями о них, не нынешними успехами, а трофеями, что видели наши отцы и деды, а мы, может быть, в юношестве.

Мы стремимся к тому, чтобы эту ситуацию изменить. Болельщики своей преданностью и верой в команду на фоне длинной полосы неудач точно заслужили такой праздник. Наша цель — вернуть «Динамо» титулы и статус топ-клуба. Мы в начале новой главы в истории клуба, и мы хотим сделать ее очень яркой.

— Вопрос, который всегда волновал динамовских болельщиков. Долгие годы главной проблемой «Динамо» считалось, формулируя мягко, отсутствие четкой вертикали управления. То есть решения, очевидно, кто-то принимал, но вот когда клуб впервые в своей истории вылетел в первую лигу, никто на себя ответственность за провал не взял — непонятно было даже, к кому надо адресовать претензии. Как вы считаете, сейчас эту проблему удалось устранить? Вертикаль управления работает?

— Глава ВТБ Андрей Костин, когда инициировал эту новую страницу для банка как для главного акционера клуба, сказал, что мы задействуем лучшие управленческие ресурсы и займемся проектом очень серьезно. Мы действительно выделили значительные ресурсы, прежде всего человеческие. Мы, как группа, являемся инвесторами в огромное количество разных видов бизнеса, в разных секторах, в разных странах. У нас накоплен колоссальный управленческий опыт и свое видение того, как должен работать бизнес. Соответственно, мы подошли к управлению клубом с тем же лекалом. Весь свой 30-летний опыт работы в финансовой сфере я применил и к «Динамо». И кроме меня еще очень много людей в этом процессе участвует.

Мы всегда подходим (к вопросам корпоративного управления — ИФ) достаточно стандартно: есть акционер и есть его представители, которые формируют совет директоров. Туда вхожу я, как представитель ВТБ, курирующий финансы член правления ВТБ Дмитрий Пьянов, мой советник Дмитрий Гафин, который 100 процентов своего времени, а иногда мне кажется — и жизни, посвящает «Динамо». Также там работают представители клуба — это Павел Пивоваров, гендиректор клуба, и независимый директор — это стандарт управления практически любыми компаниями. Независимый член совета директоров в «Динамо» — Сергей Вадимович Степашин, который с «Динамо» уже много-много лет, у него в этом смысле бесценный опыт.

На совете директоров одобряются абсолютно все стратегические вопросы по всем направлениям развития клуба, включая любые решения по трансферам. Там же утверждаются стратегии: спортивная, коммерческая, финансовая, стратегия развития академии. При совете, как и в общемировой практике корпоративного управления, существуют комитеты, каждый из которых прорабатывает задачи в рамках своего направления.

Отдельно стоит сказать, что у нас есть также консультационный совет, в который мы более широко привлекли как ветеранов футбольного клуба «Динамо», так и представителей общественности, бизнеса, болельщиков футбольного клуба «Динамо» с многолетним стажем.

Дальше по иерархии у нас есть правление, генеральный директор, у которого свой круг вопросов, заместители гендиректора. Вертикаль продолжается ниже, сейчас это очень четко отстроенная система управления клубом, в хорошем смысле она забюрократизирована, со своими процессами, но максимально прозрачна и понятна.

— То есть кого хвалить за успехи и ругать в случае неудач клуба — теперь понятно?

— Когда мы пришли, никакой системы принятия решений просто не было, поэтому я не удивлен, когда вы говорите, что не с кого было спросить. Сейчас очень четко понятно, кто за что отвечает. Футбол оказался более сложным бизнесом, чем, наверное, большинство других, с которыми мы работаем. Здесь совсем нет мелочей, абсолютно, важно буквально все — от риск-менеджмента при подписании контрактов с футболистами и работниками клуба до того, какая именно вода в кулерах. Я периодически встречаюсь с командой. На первой встрече 10-15 минут были посвящены обсуждению качества воды, которую пьют футболисты.

Сейчас вертикаль очень четкая, а хвалить и ругать вы можете всех менеджеров и футбольного клуба, и группы ВТБ, которая в этом участвует. Мы вкладываем в «Динамо» не только большие финансовые средства и опыт, но и душу. Футбол, на мой взгляд, это и наука, и искусство, и тяжелая работа, и элемент удачи. Что радует меня сейчас в результатах команды — это то, что она показывает динамовский дух — несгибаемый, когда они могут переломить игру, собраться в сложной ситуации и фактически начать все с нуля.

— Кроме души есть такая категория, как время. Наверное, удачные результаты «Динамо» в этом сезоне дают вам индульгенцию больше заниматься футбольным клубом, но все равно вопрос с распределением времени стоит. Сколько вам удается «Динамо» уделять времени? Сейчас вы уже можете меньше футбольным проектом заниматься, после того как что-то было отстроено, или наоборот, все больше и больше затягивает, с учетом того, что мелочей нет?

— Честно говоря, в первый год уходило очень много времени. И понятно, что от основной работы никто не освобождает, поэтому пришлось выделять на это помимо рабочего больше личного времени — на уик-эндах, по ночам и в отпусках. Было время, когда приходилось собирать менеджмент клуба по несколько раз в неделю, поскольку мы тогда только начали выстраивать все процессы. Я очень много времени посвятил лично — так же, как члены совета директоров и правления — поиску персонала, управленческой команды. Футболистов это тоже касается.

Я считаю, что время, которое ты уделяешь тому или иному вопросу, обратно пропорционально уровню доверия или уровню того, как то или иное подразделение или человек справляется со своей работой. Сегодня у нас хороший менеджмент внутри футбольного клуба. Тем не менее, стратегические вопросы по-прежнему находятся в фокусе моего внимания. За почти 30 лет в бизнесе я понял, что самый важнейший ресурс и конкурентное преимущество — это люди. Это и сотрудники футбольного клуба «Динамо» и все, кто вовлечен, в его работу. Для меня люди — приоритет номер один, и пока я буду занимать эту должность, я всегда буду уделять время главному — команде в широком смысле слова. Для меня это очень важный проект. Я не получаю за него какую-то финансовую компенсацию, для меня — это вопрос и чести, и ответственности.

— Вы сами на стадион часто ходите?

— Не только хожу, но до того, как я сам заболел коронавирусом и достаточно тяжело его перенес, я еще и летал практически на все матчи, особенно тогда, когда команде было трудно. Сейчас посещаю все домашние игры.

— То есть у вас контакт с командой сохраняется?

После домашнего матча я всегда стараюсь приходить в раздевалку для того, чтобы понять микроклимат команды, быть с ней и в минуты радости, и в минуты огорчений.

— Вы говорили года полтора назад, что, по вашей оценке, нужно полноценных три трансферных окна, чтобы создать конкурентоспособную команду. Получилось ли это в те рамки, которые вы тогда видели, и стоит ли зимой ждать каких-то серьезных шагов на трансферном рынке?

— Скажу, что те три трансферных окна были очень и очень важны, шло обновление всего коллектива, большое количество футболистов покинуло команду, большое количество пришло, сменилось два тренерских штаба. Это были важные стадии становления и развития всего проекта. Результаты клуба, наверное, говорят сами за себя, команда очевидно боеспособна, оценка ее стоимости увеличивается. С мая 2019 года, когда «Динамо» возглавила новая управленческая команда, суммарная трансферная стоимость игроков клуба выросла с 33 млн евро до 82,4 млн евро по данным Transfermarkt.

Не надо забывать, что трансферные окна также пересекаются с тренировочными циклами. И мы видим, что, когда с новым тренерским штабом футболисты проходят полный тренировочный цикл, они гораздо быстрее интегрируются в нашу игровую модель и становятся единым целым с командой, поэтому своевременная работа в трансферные окна крайне важна.

Переходя к вашему вопросу по поводу зимы: точечного усиления мы не исключаем, более того, над этим работаем, но привезти качественного футболиста за вменяемые деньги в Россию достаточно сложно. И мы видели примеры даже за эти 2-3 года, когда приезжают достаточно дорогие игроки и не могут адаптироваться в нашем чемпионате. Это не в одной команде происходит, а практически у всех лидеров российского чемпионата эти истории периодически повторяются. Сложно привезти не только хорошего игрока, но и человека, который встроится в коллектив и сможет себя реализовать в нашем чемпионате. Но есть примеры, и очень позитивные, футболистов, которые приезжают и работают. Про другие клубы не буду говорить, но у нас абсолютное большинство легионеров команды очень хорошо прогрессирует сегодня. Я очень доволен работой спортивного штаба, считаю, что Желько Бувач — очень талантливый человек в своем направлении.

— Тема IPO футбольного клуба в России — это что-то из области досужих разговоров, которым до воплощения в жизнь очень далеко? Как вы считаете, на нашем веку есть шанс увидеть все-таки публичный футбольный клуб? Рядовые болельщики же периодически говорят, что купили бы акции любимой команды, если бы им продали.

— Продать какой-то клуб болельщикам в российских бизнес-реалиях, с тем, как работает бизнес-модель российских клубов в настоящий момент, — без титульного спонсора, который фактически несет на себе финансовую нагрузку существования клуба, — наверное, невозможно. Поэтому нужно быть готовым много вкладывать в клуб для того, чтобы выбранная модель, при условии поддержки экономики сектора в целом, вывела клуб в какой-то положительный результат.

Давайте посмотрим, что происходит в Европе. Есть пара десятков торгуемых клубов, и по финансовым результатам последних 3-4 лет большинство из этих торгующихся клубов убыточные. Интересный феномен — то, что больше 10 клубов только в Англии за последние десятилетие прошли делистинг. И это при том, что английская лига — самая прибыльная лига с точки зрения бизнес-модели. То же самое можно сказать про Италию, Германию. Были исключения, допустим «Аякс», «Бенфика» очень хорошо, прибыльно работали, но с наступлением ковида даже эти клубы, к сожалению, начинают терять деньги.

Если посмотреть на базу инвеcторов футбольных клубов, то, как правило, эти клубы входят в индексы бирж, на которых они торгуются, это то, что называется small caps, то есть компании невысокой капитализации, часть их free float покупается индексными фондами, вынужденных приобретать структуру индекса. Остальная часть — частные инвесторы, которые являются болельщиками клуба. У них не вполне экономическая мотивация владения этими акциями. Этот элемент эмоциональности в приобретении акций футбольного клуба совершенно точно может найти себя и в российской действительности, даже в том случае, если сама экономическая бизнес-модель клуба или сектора в целом убыточна. Но для того, чтобы выйти на серьезный уровень, у клуба должно быть очень много болельщиков и относительно вменяемая цена, чтобы произошел этот листинг. Клубный патриотизм я бы со счетов сбрасывать не стал. С моей точки зрения, это важный элемент социальной стоимости клуба и очень интересно следить за этим в условиях развития новых технологий, что они могут привнести.

Мы над этим много думаем и обязательно что-то для наших болельщиков представим. Может быть это будут технологии блокчейна, например, уникальный технологический продукт на технологии NFT. То есть, это необязательно будет акционерная стоимость, но люди смогут поучаствовать в создании социальной стоимости клуба.

— С IPO, с публичностью понятно, но есть ведь и другие модели. Вы в своих проектах нефинансовых обычно как раз партнерскую модель реализуете, я имею в виду ВТБ. А здесь, в «Динамо» вам это интересно — привлечь какого-нибудь партнера, финансовые риски с ним разделить или какую-то экспертизу дополнительную привлечь?

— Несколько раз на нас выходили европейские клубы и инвесторы в футбольные клубы, мы обсуждали различные модели кооперации, в том числе и кросс-акционирования. Мы пока не нашли правильную форму, которая отвечала бы интересам прежде всего футбольного клуба «Динамо». Мы сторонники открытой экоплатформы, экосистемы в целом в группе ВТБ, но для нас важно не просто чье-то участие, нам важно, чтобы люди привносили дополнительную ценность, опыт, умные деньги, если речь о них. Поэтому пока в этом контексте мы партнеров не нашли.

Но есть хорошие примеры того, как у нас в ВТБ работает философия партнерства. Например, группа компаний «ПИК» и Сергей Гордеев стали спонсором «Динамо», когда клуб был на 15-м месте. Мы ударили по рукам, а потом Сергей мне рассказал, что его менеджеры в шутку спрашивали у него, не стоило ли обратить внимание на какую-то из тех 14 команд, кто в турнирной таблице стоит «немного выше «Динамо». Он сказал, что верит в группу ВТБ, верит в управленческую команду «Динамо» и уверен, что результат обязательно придет. Сейчас мы с ним с улыбкой это вспоминаем, хотя в тот момент было не до улыбок, была тяжелая, напряженная ситуация в клубе. С тех пор корпорация «ПИК» является спонсором клуба. Кроме этого, управленческая команда Сергея очень помогает нам с девелоперскими проектами, в том числе и с академией, и с основной базой. Это пример того партнерства, которое мы реализуем.

— Из того, уже сделано в «Динамо» за последние два года — создание эндаумента. Сам ВТБ в 2020 и 2021 годах вносил в фонд целевого капитала по 2 млрд рублей. Его капитал таким образом в целом сформирован, или будут еще взносы от ВТБ? Есть ли другие дарители, планируется ли активизировать их привлечение? Прибыль от инвестирования средств фонда за 2020 год — около 250 млн рублей, что при размере капитала чуть больше 2 млрд руб. подразумевает доходность выше 10%. В какие инструменты инвестируются средства фонда? Какую часть расходов на функционирование и развитие академии покрывает доход от размещения средств фонда?

— Изучение с финансовой точки зрения многолетней истории академии «Динамо» привело меня к мысли, что единственный путь ее самостоятельного развития — сделать академию независимой от возможных негативных факторов в экономике, поэтому источником финансирования должен быть обязательно эндаумент. К этому моменту рынок целевого капитала в России уже существовал, он развивается с 2007-2008 годов. При этом группа ВТБ — абсолютный лидер в управлении целевыми капиталами, у нас более 70 эндаумент-фондов под управлением. И в 2020 году мы создали эндаумент-фонд академии «Динамо», сейчас в нем находится порядка 4,3 млрд рублей, из которых 4 млрд руб. — целевой капитал, остальное — инвестиционный доход, который будет потрачен на развитие академии «Динамо». В 2020 году были получены первые пожертвования от физических лиц через сайт фонда, а также были заключены договоры пожертвований с корпоративными дарителями.

В 2022 году мы планируем активизировать работу по фандрайзингу, будем активно рассказать болельщикам и всем, кто неравнодушен к футболу, что пожертвования в эндаумент-фонд — уникальная возможность для личного участия в формировании будущего футбола в нашей стране. По нашим расчетам, в течение ближайших четырех-пяти лет целевой капитал эндаумента выйдет на тот уровень, который позволит следующее десятилетие полностью финансировать затраты на развитие нашего детско-юношеского футбола. Эндаумент предполагает, что целевой капитал не расходуется, инвестируется, а инвестиционный доход направляется на финансирование академии. Инвестиционная стратегия фонда достаточно консервативная: сейчас 20% инвестируются в акции, 80% — в облигации.

— Академия «Динамо» даже в самые тяжелые годы оставалась достаточно продуктивной, а теперь, со стабильным финансированием, какие перед ней задачи ставятся? Есть основания рассчитывать, что в перспективе «Динамо» станет одним из региональных центров подготовки (как сейчас Голландия, Бельгия, Франция), куда приезжают не только свои, но и юные игроки из других стран?

— Да, у нас, действительно, есть достаточно амбициозная стратегия, мы считаем это краеугольным камнем для дальнейшего развития футбольного клуба в целом. Я оценил бы работу академии за последнее десятилетие положительно. Яркие дебюты последнего времени — это Константин Тюкавин, Арсен Захарян, Ярослав Гладышев, Александр Кутицкий, Владислав Галкин. Можно вспомнить еще очень много фамилий, в основном составе «Динамо» сегодня 11 выпускников нашей академии, от капитана Антона Шунина и до очень молодых футболистов. Также ряд ярких футболистов из динамовской академии играют в других клубах, в том числе, и ведущих клубах РПЛ.

Для нас очень важно продолжить эти традиции, увеличить количественное предложение ярких талантов и в российскую премьер-лигу, и в мировой футбол. Мы занимаемся этим внутри бренда и цветов футбольного клуба «Динамо», а руководство РФС занимается этим на территории всей страны. Все московские топ-клубы уделяют этому большое внимание, все планируют увеличение своего регионального присутствия.

Нужно время. У меня нет сомнений в том, что усилия РФС и большинства клубов российской премьер-лиги тоже принесут свои плоды. И у меня очень большие надежды на то, что российская национальная сборная вернется на топ-места европейской и мировой табели о рангах. Мы сейчас уже открыли четыре региональных центра, рассчитываем в следующем году открыть еще два. Планируем в начале года приступить вместе с корпорацией «ПИК» к строительству центральной академии, которой очень долго время у «Динамо» не было. При поддержке мэра и правительства Москвы мы после долгих поисков нашли идеальное место для академии. Надеемся построить одну из лучших академий страны по абсолютно топовым европейским стандартам. Поэтому если все получится, как мы планируем, в 2024 году у «Динамо» должна быть новая академия для мальчишек и девчонок в Москве.

— А где именно?

— Это северо-западное направление, на берегу Москва-реки. Сейчас уже есть проект академии, есть план строительства, клуб работает с зарубежными консультантами.

В итоге у «Динамо» должно быть шесть региональных центров и одна центральная академия.

Также уже работают по франшизе 26 спортивных школ, надеемся, что их будет 100. Сейчас в них занимаются более 1200 мальчиков и девочек. Причем из первой школы «Динамо» в Махачкале уже несколько молодых футболистов были привлечены в Москву.

Подход и философия игры будет одна, начиная от основной команды до самых юных возрастов, «Динамо» готовит ребят по специализированным методикам, чтобы выпускники спортивных школ, те, кто доучится и проявит себя, соответствовали критериям игры в основной команде.

Клуб полностью переводит процесс подготовки на технологические рельсы. В прошлом году «Динамо» первым в России поставил на тренировочном поле академии умные камеры со встроенным искусственным интеллектом и технологией отслеживания мяча и спортивных событий, происходящих на поле, получаемые видео становятся частью процесса подготовки аналитического досье воспитанника. Только в этом году тысячи тренировок были проведены с видеонаблюдением. Надеюсь, в перспективе, как делают большие клубы, «Динамо» будет анализировать ДНК маленьких футболистов, чтобы более эффективно строить тренировочный процесс. Вообще технологии в футболе и биотехнологии выходят на совсем другой уровень. Клуб организовал лабораторию, которая работает сейчас с основной командой и собирается переводить эти технологии в более юные возрасты. К тренировочному и учебному процессам клуб подходит максимально научно, анализ big data сегодня уже присутствует, в том числе и в академии.

В этом году клуб внедрил единую цифровую систему, в которой содержится вся информация по игрокам — от тренировочного процесса до медицинских данных и физических параметров. Это позволяет эффективно управлять командой, планировать тренировки, отслеживать физическое состояние игроков, медицинские назначения, анализировать показатели игры. Туда подключены и команды академии. То есть собирается статистика по молодым игрокам с их первых шагов в спорте. С годами и увеличением количества выпускников академии, прошедших через анализ искусственного интеллекта, мы будем вырабатывать и получать определенные алгоритмы как подготовки, так и понимания спортивного потенциала развития футболистов. Мы очень жадно ищем технологии по всему миру, у нас работают международные консультанты, которые сотрудничают с топовыми клубами. Мы стараемся сделать из «Динамо» цифровой клуб.

— В былые времена у «Динамо» часто возникали проблемы с тем, чтобы удержать талантливых молодых игроков, сейчас нет рисков «набегов» со стороны конкурентов по внутреннему чемпионату? Предложения от больших европейских клубов по молодым лидерам — Захаряну, Тюкавину — вы готовы сейчас рассматривать, если они поступят, или пока эта команда не пройдет свой цикл, включая участие в еврокубках, продаж не будет?

— Молодые наши футболисты, не только Тюкавин и Захарян, вызывают интерес как российских клубов, так и зарубежных. Это касается также и других. Наверное, ко всем молодым игрокам интерес какие-то клубы когда-то проявляли. Клуб исходит из того, что у себя дома, в «Динамо», нужно создавать максимально благоприятные условия для развития игроков, чтобы они хотели остаться у нас и им было куда расти и прогрессировать как в спортивных качествах, так и в морально-волевом плане и даже человеческом. Понимая, что объективно есть лиги с более высоким уровнем футбола, мы хотим дать площадку для того, чтобы молодые игроки максимально раскрылись. А в дальнейшем уже содействовать их переходу на новый уровень.

Тренерский и спортивный штаб абсолютно разделяет такой подход, более того, ставит его во главу угла. Тренеры не только открывают перед молодыми футболистами все эти возможности, но также работают над развитием их качеств. Существует большой элемент доверия. Что очень важно, потому что часто мы видим как раз дефицит доверия молодым игрокам, когда тренеры, клубы, их акционеры не готовы делать на них ставку. Мы четко абсолютно не создаем вот этого давления как акционеры, чтобы и тренерский штаб, и молодые футболисты себя могли проявлять.

Клуб уже отказывался от нескольких приобретений для того, чтобы дать возможность нашей молодежи дальше прогрессировать. Конкретно с Захаряном и Тюкавиным — очень важно, что у них правильные ценности, они понимают долгосрочные цели своей карьеры. Их детские тренеры вложили в них душу и правильно расставили приоритеты в их развитии, чтобы молодежь не хватала «звезду» раньше времени. На мой взгляд, у большинства наших ребят очень правильные приоритеты, правильное окружение, их поддерживают семьи, что очень важно в период становления. Мы надеемся дальше работать и с ними, и с их агентами, и с их семьями, чтобы дать им возможность дальнейшего прогресса. И если дальнейший прогресс будет вне стен «Динамо», мы будем этому содействовать.

— Действительно за Шиманьски клуб АПЛ 20 млн евро предлагал?

— Нет, мы не получали никаких конкретных предложений по Себе. Хотя, на мой взгляд, он, конечно, стоит этих денег. Желаю Себастьяну здоровья и скорейшего возвращения в строй, он только что перенес травму, операцию.

— Один из относительно свежих «шрамов» для динамовских болельщиков — отстранение от еврокубков из-за нарушения финансового fair play. «Динамо» сейчас вписывается в FFP? С учетом того, что клуб претендует на высокие результаты по итогам сезона, есть основания рассчитывать на увеличение бюджета на новый сезон и ждать каких-то дорогостоящих трансферов?

— С учетом этого горького опыта, мы, формируя новый менеджмент, первым делом занялись финансовой стратегией. И первая команда, которую мы наняли в клуб, была как раз финансовая. Ее работа включает в себя как финансовые, так и юридические и даже маркетинговые аспекты, поскольку важно показывать, насколько значим бренд, насколько значимы те или иные контракты, насколько справедливую стоимость главный спонсор получает на вложенные деньги от бренда, рекламы и маркетинга в широком смысле этого слова.

Итогом этой работы стало то, что на данный момент отчетность клуба и финансовые планы на ближайшие годы полностью соответствуют всем критериям финансового fair play. Я этому лично уделял очень большое внимание, это был важный пункт в моем списке задач. Мы каждый год получаем лицензию, позволяющую принимать участие в еврокубках, находимся в постоянном рабочем контакте с УЕФА по этому вопросу.

Да, обжегшись один раз, мы твердо намерены не допустить даже намека на повторение такой истории.

Группа ВТБ ограничила свои вложения в «Динамо», мы определили объем финансов на год и не планируем пока его увеличивать, четко вписываемся в те же самые годовые деньги. При этом стоимость бренда и стоимость клуба растет.

Коммерческая стратегия клуба подразумевает рост выручки от мерчендайзинга в 2,5 раза по итогам этого сезона по сравнению с сезоном 2020/2021, а спонсорства — в 1,5 раза. Matchday revenue тоже планируются к увеличению, хотя понятно, что COVID вносит корректировки. Мы надеемся рационализировать использование стадиона, сделать его более прибыльным, это тоже целое направление работы, которым клуб сейчас занимается. Отмечаем рост интереса спонсоров, который связан с ростом аудитории клуба, улучшением спортивного результата и с планомерной работой менеджмента в части активации контрактов. Например, на матче с «Краснодаром» клуб креативно отработал тему подписания соглашения с новым партнером — авиакомпанией «Россия». Билеты были оформлены в виде посадочных талонов, составы команд объявляла стюардесса авиакомпании, команды выходили на поле под сигналы регулировщика взлетной полосы.

Все усилия по развитию бренда, коммерции, работе с болельщиками привели к тому, что по средней посещаемости домашних матчей «Динамо» в этом сезоне пока занимает первое место среди московских клубов, значительно обходя коллег по цеху. Это отражение комплексной работы. Прежде всего, конечно, ключ — это игра команды и то, что происходит на поле, но, в том числе, и огромная работа управленческой команды клуба по развитию взаимодействия с болельщиками. «Динамо» ставит перед собой цель делать каждую игру на ВТБ Арене запоминающейся благодаря насыщенной шоу-программе. На стадионе выступают ведущие артисты страны, а также применяются современные и цифровые технологии. Клуб стремится улучшить восприятие бренда, повысить лояльность текущей аудитории и привлечь новую. За прошедший год реализовано около 10 новых проектов на клубном YouTube канале «Динамо ТВ». Новый официальный магазин Динамо демонстрирует отличные бизнес-показатели.

В конечном итоге, если позволит развитие бизнес-модели, всего сектора в целом, успехи нашей академии, мне хотелось бы видеть уменьшающуюся долю ВТБ в финансировании клуба. Мы как группа поддерживаем, мне кажется, больше дюжины разных видов спорта, достаточно много на это тратим, и не можем быть бездонным источником. Хотя для себя видим это очень важной социальной задачей, одной из тех, которую мы должны решать на благо нашей страны.

— Сложная тема для футбольных клубов — не только в России — взаимоотношения с агентами. В последние годы складывается ощущение, что власть агентов усиливается, и клубам особо и нечего этому противопоставить. Причем чем клуб и его игроки успешнее — тем больше сложностей. Как у «Динамо» строится работа с агентами?

— Агенты — это часть футбольной реальности. «Динамо» работает по своим клубным стандартам, мне кажется, агентское сообщество это уже четко понимает. Клуб не делит агентов на своих и чужих, главный фокус — это развитие футболистов, улучшение их профессиональных качеств, предоставление им платформы для дальнейшего развития карьеры.

«Динамо» не рассматривает агентов как собственников футболистов, хотя некоторые себя именно так и позиционируют. Клуб работает с агентами прежде всего как с представителями игроков и всегда следит за тем, чтобы агенты действовали в интересах футболистов. У агентов часто бывает «встроенный» конфликт между желанием осуществить очередную сделку, получив комиссионные, и долгосрочными интересами развития игроков. «Динамо» часто угрожали, бывает, и сейчас угрожают: «Не будет комиссионного вознаграждения — я сделаю так, что футболист захочет уйти, обеспечу какое-нибудь предложение со стороны и расшатаю у вас коллектив». Это в первую очередь именно для молодых футболистов плохо: агенты пытаются финансы ставить во главу угла, расшатывают психологическое состояние игрока. А игрок должен думать о тренировках и об игре, а не о каких-то удачных или неудачных переговорах. «Динамо» всегда стремится к компромиссам, отсюда достаточно высокий уровень переподписаний там, где клуб хочет этого достичь, на приемлемых условиях.

Важный элемент в футбольном бизнесе — прозрачность. Не редки случаи, когда агенты пытаются манипулировать, искажают информацию, которая идет от руководства клуба. Клуб в свою очередь всегда настаивает на прозрачности, долгосрочности и взаимовыгодности отношений.

Вы спрашивали про партнерство. «Динамо» пытается иметь партнерские отношения с агентами, пытается найти общую финансовую цель. Я не знаю, насколько это практикуется другими клубами, но «Динамо» также в агентах видит партнера. Пока цели по развитию игрока и обеспечению его удачной карьеры в будущем у клуба и агентов совпадают, они партнеры.

— Было немало случаев, когда иностранный тренер, даже сравнительно успешный в России, довольно быстро покидал нашу страну. По разным причинам. На какую перспективу «Динамо» может рассчитывать на Шварца и его команду?

— Клуб надеется на долгосрочное сотрудничество. Конечно, все в жизни меняется, нет ничего постоянного, люди приходят и уходят. Но мы должны заложить такой фундамент, чтобы приходящие за нами люди продолжили эту работу, и ее нелегко было растащить, развалить и т.д. В этом наша задача: и Сандро, и Желько это полностью разделяют. Если есть фундамент, твердое основание, то в дальнейшем, какие бы ни были изменения, всегда можно будет продолжить строительство. Это философия всего руководства клуба. Мы пытались найти коллектив единомышленников, объединенных одной целью, и на футбольном поле, и в управляющей команде.

Что касается Сандро — не так много людей, я знаю, сразу привозит сюда свои семьи, отдают детей в школу. А у него маленькие дети, которые, кстати, ходят на игры постоянно, и очень радостно их там видеть… Сандро — «наш», ему здесь комфортно, хотя проживание в России хотя бы с точки зрения погоды — нелегкое упражнение даже для человека из Германии, тем не менее, он себя здесь чувствует комфортно, адаптируется к российским условиям. У него замечательное чувство юмора. Всегда очень жду его выступления перед командой после игры, когда в эмоциональные моменты вступает его итальянская половина. Хорошо, что мы единомышленники, видим развитие клуба одинаково и двигаемся по жизни вместе. Я очень благодарен и Сандро, и Желько за их конструктивный подход, за их желание оставаться с клубом и работать. Мы не уговаривали и не давили, они сами хотят быть частью новой страницы истории великого клуба.

— Стыки с Польшей Россия пройдет, вы верите?

— У динамовских болельщиков вера всегда тверда.

— Гонг, обрушенный на матче с «Зенитом» Дедом Морозом, починили?

— За пять минут до окончания каждой игры на домашнем стадионе «Динамо» кто-то из приглашенных гостей — известных людей бьет в гонг, на последней игре с «Зенитом» доверили это Деду Морозу. Он так постарался, что гонг с громом упал, впервые в динамовской истории! Надеюсь, с этим всё то, что сковывало динамовскую силу, энергию и не давало клубу бороться за чемпионство с 1976 года, рухнуло и останется в уходящем году, а новый 2022 станет для «Динамо» годом побед и имя клуба в хорошем смысле слова «прогремит» в российском футболе.

Источник

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика