Европе без рублей — ни согреться, ни поесть!

Европе без рублей — ни согреться, ни поесть!

Не только газ, но и российское зерно, возможно, скоро будет доступно для иностранных покупателей исключительно за рубли. Соответствующий механизм просят проработать Центральный банк российские экспортеры, пишет «Коммерсант».

Дело в том, что после начала спецоперации на Украине наши зернотрейдеры сталкиваются с проблемами при получении оплаты за отгруженный товар. Расчет по экспортным контрактам проводится в иностранной валюте. Однако банки, обслуживающие покупателей и контрагентов, из-за опасения попасть под санкции теперь не всегда соглашаются переводить деньги.

В этой связи Союз экспортеров зерна, куда входят, в частности, ТД «Риф», «Астон», «Деметра Трейдинг», ОЗК, Cargill, Viterra, обратился к ЦБ РФ с предложением рассмотреть возможность расчета за зерно для крупнейших иностранных импортеров в российской национальной валюте. И попросил обеспечить рублевой ликвидностью банки, через которые с этими покупателями проводятся сделки. Речь, прежде всего, о банках таких стран как Турция, Египет, Иран и Саудовская Аравия.

По сведениям издания, на минувшей неделе вопрос этот обсуждался на совещании в Центробанке, однако комментариев пока регулятор не предоставил.

Между тем, в Объединенной зерновой компании (ОЗК) считают экономически целесообразным выбор российской валюты для оплаты экспортных поставок, поскольку, тем самым, снижаются риски от возможных курсовых колебаний. Там также напомнили, что уже имеют положительный опыт расчетов в рублях с Турецким государственным зерновым советом.

Как воспримут такой поворот остальные импортеры российского золота полей, трудно сказать. Но ситуация на мировом продовольственном рынке, по утверждению экспертов, крайне непростая. В Евросоюзе, к примеру, уже наблюдается дефицит муки, зерна и их производных. А в ряде стран Африки и Ближнего Востока прогнозируют голод.

Даже Джо Байден на днях выразил беспокойство, что из-за санкций, введенных против России, США рискуют столкнуться с «чудовищным продовольственным кризисом».

При этом следующим шагом вообще может стать расширение списка товаров, которые мы будем продавать за рубеж только за национальную валюту. Председатель Госдумы Вячеслав Володин предложил, в частности, внести в этот список — помимо газа и зерновых — также нефть, масло, уголь, металлы и лес.

«У европейских государств есть все рыночные возможности рассчитываться в рублях. Никакой трагедии в этом нет. Гораздо страшнее ситуация, когда деньги есть, а товара нет. Если хотите получать газ — ищите рубли», — написал он в своем телеграмм-канале.

Володин также призвал европейских политиков «перестать искать оправдания, почему их страны не могут платить в рублях», напомнив, что «они сами сделали все, чтобы подорвать доверие к доллару и евро». И посоветовал к вопросу рублевых взаиморасчетов отнестись более серьезно: «За принятые решения надо отвечать».

Прокомментировать, насколько реализуема в нынешних условиях идея о расширении списка товаров, экспортируемых Россией за рубли, «СП» попросила ведущего эксперта Института современного развития, доктора экономических наук Никиту Масленникова:

— Давайте исходить из того, что официальная реакция на это предложение уже последовала. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что идея заслуживает изучения и проработки. То есть, здесь торопливости никакой быть не должно. И, конечно, тут есть определенный политический момент. Потому что это, собственно, продолжение логики по предложению оплаты газа за рубли. Тем не менее, все надо внимательно взвесить. Потому что последствия тут не вполне однозначные — могут ударить и по нам. Просто такого рода шок для расчетов означает резкий взлет цен на удобрения и на зерно.

«СП»: — Разве это плохо для нас? Россия — один из крупнейших экспортеров зерновых на мировой рынок…

— А кто покупает это зерно? Покупают Средний Восток, Египет, страны Африки, чуть-чуть Азия. Хорошо, мы начнем продавать за рубли. У них есть рубли? В Европе — есть, но и там масса вопросов. А эти откуда возьмут? Опять-таки, они должны будут покупать на нашей бирже рубли за доллары. Египту покупать за доллары?

В общем, это не очень удачный вариант, потому что мы подставляем, тем самым, очень многих своих партнеров. Кроме того, это, естественно, удорожание зерна, удорожание удобрений, это приближение мирового продовольственного кризиса. Я не уверен, что нам за это кто-то скажет спасибо.

И мы, по сути дела, такого рода решением можем создать большие проблемы для очень многих развивающихся экономик, которые, в принципе, не присоединились ни к каким санкциям и являются для нас дружественными странами. Зачем это делать?

Поэтому здесь надо очень тщательно смотреть — кому, куда, как. Какие, допустим, там переходные периоды. И как, собственно, мы определяемся, кому продаем за рубли, кому — за любую другую валюту. За египетские фунты — пожалуйста. Но это означает, что мы будем привязаны к египетской экономике, и за фунты должны покупать у них что-то для себя. То есть, это все требует очень серьезной работы, которая однажды — в ночь с понедельника на вторник — не происходит.

Да, предложение заслуживает внимания, как вполне логичное в соответствующих условиях. Но последствия должны тщательно просчитать, а это требует не только времени, но, кстати, и специалистов тоже.

«СП»: — А у нас есть такие специалисты в достаточном количестве?

— На мой взгляд, достаточного количества специалистов, даже к переходу на новую расчетную единицу, как предлагают многие мои коллеги — по типу переводного рубля или экю, которое предшествовало введению евро, — у нас нет. У нас пока дефицит специалистов. Потому что эта культура, она как бы ушла. Ну, если десятилетия вы ее не использовали, то каким образом теперь все это вернуть. Это возможно, конечно. Но не завтра и не послезавтра. Это может занять несколько месяцев, а, может, и пару лет.

А вот как политический сигнал, я думаю, предложение сработает очень даже эффективно. Это будет аргумент в пользу тех, кто сегодня пытается призвать правительства стран Запада начать включать голову и думать над тем, какие перспективы дальше у всего мира. Месседж простой: «Ребята, подумайте, мы уконтрапупим Россию, а что у нас-то будет?»

Но практическое решение, оно требует времени. Требует кадров, требует новых подходов и очень серьезных многосторонних дипломатических согласований. Принципиально это возможно, но не быстро.

«СП»: — Что тогда вы скажете об инициативе экспортеров зерна, у которых из-за санкций возникли проблемы с возвратом валютной выручки?

— Это не только экспортеров зерна касается, это касается практически всех наших экспортеров. Просто они впервые высказались об этом. Но до этого они же высказывались, например, о том, чтобы им дали дополнительные субсидии порядка 20−25 млрд рублей.

Так вы определитесь, ребята, что вам нужно — субсидии для того, чтобы вы отсеялись вовремя. Или решения по поводу экспорта. Здесь, в общем, мяч еще с поля зернопроизводителей не ушел. Потому что надо четко поставить вопрос — чего, собственно, нужно, чтобы бизнес не развалился.

«СП»: — С учетом нагнетания ситуации с продовольственным кризисом, нужны ли здесь вообще такие сложные телодвижения?

— Я думаю, что в данной ситуации стабилизации поможет, прежде всего, плановое завершение специальной военной операции. Потому что Азовское море заблокировано, порты заблокированы, а в Чёрном море из-за ведения боевых действий нарушено судоходство.

Это как бы на сегодняшний день важнее и приоритетнее, чем собственно механизмы расчетов. Механизм расчетов — это потом. Если пошли суда, то тогда уже и потребитель будет давить на все остальные структуры, которые это делают. Потому что груз должен дойти, и зерно в переработанном виде куда-то поступить.

Проблем с экспортом зерна огромное количество. Надо просто четко понимать, что является первым, вторым и третьим.

Допустим, ЦБ скажет, что мы готовы. А как вы вывезете, если мины в Босфоре плавают. Естественно, это всех настораживает. Только представьте абсолютно нежелательную трагическую вероятность, что какой-то сухогруз с зерном подорвется на этой мине. И как дальше будут осуществляться эти поставки, кто, куда, чего повезет?

Здесь целый клубок проблем. Но важно все-таки понимать, что основа для нормализации всех этих операций — расчетных и экспортных, это сроки выполнения поставленных целей спецоперации. И содержание последующего урегулирования, которое, естественно, будет способствовать в какой-то мере ослаблению санкционного давления.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.